Юлия Чичерина: «За свободу народа Донбасса я воюю с помощью своих песен»

15 июня на фестивале болельщиков в Ростове-на-Дону должна была выступить Юлия Чичерина, но за неделю до концерта FIFA заявила, что решила отказаться от выступления артистки из-за её военных песен. «АиФ» поговорил с Чичериной.

«Из мухи раздули слона»

Владимир Полупанов, «АиФ»: Юля, вы уже сказали, что предоплату за выступление вам всё же заплатили, то есть финансовых потерь нет. Тем не менее не вызвал ли этот запрет чувства досады или негодования?

Юлия Чичерина: С моей точки зрения это выглядит так: укробандеровцы хотят поймать меня и посадить в тюрьму, потому что я воюю с помощью своих песен за свободу народа Донбасса. Обижаться и оскорбляться мне в таких условиях никак нельзя, это меня только ослабило бы. Враг воюет со мной тайно, в соцсетях, в мой адрес звучат постоянные угрозы расправы, поступают анонимные звонки о минировании мест, где выступаю, гостиниц, где живу, срываются концерты. Недавно взломали страницу группы «Чичерина» в Facebook, а до этого несколько раз подряд Facebook блокировал мой аккаунт — в общем, мешают, как могут, уже много лет. Этот запрет FIFA раскрыл мне, что я для них являюсь символом непокорённого Донбасса, а это большая честь для меня. Даже если пою о девочках и блюдцах, им слышится «…и ни шагу назад — просто некуда нам отступать…» (песня Чичериной «На передовой». — Ред.).

Своим запретом FIFA раздула из мухи слона и сработала на меня как пиарщица-волонтёрша. Или как наши либералы, «создатели рок-н-ролла» в России, которые пытаются бороться со мной, но только усиливают меня. Спасибо всем моим противникам, вы самые лучшие учителя!

— Вы назвали представителей FIFA «футболобандеровцами». Не погорячились?

— FIFA — европейская организация. Они там все «сторонники гуманизма». Если шарахнет где-нибудь в редакции журнала «Шарли Эбдо», то воют на весь мир, что есть мочи, а тема бесконечных убийств в Донбассе их не интересует.

— Это же не первый случай, когда вас шельмуют за вашу гражданскую позицию: Андрей Макаревич назвал вас «дурочкой», кто-то из музыкантов записал вас в «предатели рок-н-ролла», Лёва из «Би-2» запретил вам петь песню «Мой рок-н-ролл». Не обидно?

— Все перечисленные оппоненты сделали неправильные ставки: не на совесть, а на моду. Всё потому, что они плохо усвоили уроки истории. А она учит, что надо стоять за своих, что все власовцы и бандеровцы рано или поздно заканчивают на виселицах. И они для нас не герои. Пройдёт время, и, надеюсь, мои оппоненты поймут, что ошибались. А я их уже давно простила и ничуть не обижаюсь, но в разведку с ними не пойду, потому что сдадут за банку варенья.

Месть за Донбасс. ФИФА запретила Юлии Чичериной петь для болельщиков

— Песню «Мой рок-н-ролл» вы больше не поёте?

— Ещё как пою, всегда и где хочу.

— На своей страничке в Instagram 12 июня вы поздравили украинцев с Днём России. Это своего рода провокация, или, как сейчас говорят, троллинг?

— Украина сегодня — это заколдованное королевство. Для недоброжелателей русского мира — это троллинг. Но очень много людей пишут мне из Одессы, Киева, Мариуполя и остальной Украины. Они хотят быть вместе с Россией. Просто активное бандерофашистское меньшинство завладело оружием и информацией и управляет нашими русскими украинцами под покровительством своих хозяев с Запада. Простые люди запуганы и разобщены — таким образом я протягиваю руку своим братьям, чтобы вытащить их из-под бандеровского ига.

— Вы сказали, что ваши военные песни блокируют в Сети. Какие конкретно — «На передовой», «Пожалуйста», «Моя Спарта», «Рвать»?

— Песня «Рвать» заблокирована на YouTube, многих моих друзей в Facebook блокируют только за то, что они делятся моими клипами.

Военные песни звучат на радио только в Донбассе, в России — нет. Здесь, видимо, боятся поднимать эту тему. У нас нужны песни о том, как слушать музыку и не думать ни о чём, — такие на радио принимают.

Своим запретом FIFA раздула из мухи слона и сработала на меня как пиарщица-волонтёрша. Или как наши либералы, «создатели рок-н-ролла» в России, которые пытаются бороться со мной, но только усиливают меня. Спасибо всем моим противникам, вы самые лучшие учителя!

— Вы назвали представителей FIFA «футболобандеровцами». Не погорячились?

— FIFA — европейская организация. Они там все «сторонники гуманизма». Если шарахнет где-нибудь в редакции журнала «Шарли Эбдо», то воют на весь мир, что есть мочи, а тема бесконечных убийств в Донбассе их не интересует.

— Это же не первый случай, когда вас шельмуют за вашу гражданскую позицию: Андрей Макаревич назвал вас «дурочкой», кто-то из музыкантов записал вас в «предатели рок-н-ролла», Лёва из «Би-2» запретил вам петь песню «Мой рок-н-ролл». Не обидно?

— Все перечисленные оппоненты сделали неправильные ставки: не на совесть, а на моду. Всё потому, что они плохо усвоили уроки истории. А она учит, что надо стоять за своих, что все власовцы и бандеровцы рано или поздно заканчивают на виселицах. И они для нас не герои. Пройдёт время, и, надеюсь, мои оппоненты поймут, что ошибались. А я их уже давно простила и ничуть не обижаюсь, но в разведку с ними не пойду, потому что сдадут за банку варенья.

Месть за Донбасс. ФИФА запретила Юлии Чичериной петь для болельщиков

— Песню «Мой рок-н-ролл» вы больше не поёте?

— Ещё как пою, всегда и где хочу.

— На своей страничке в Instagram 12 июня вы поздравили украинцев с Днём России. Это своего рода провокация, или, как сейчас говорят, троллинг?

— Украина сегодня — это заколдованное королевство. Для недоброжелателей русского мира — это троллинг. Но очень много людей пишут мне из Одессы, Киева, Мариуполя и остальной Украины. Они хотят быть вместе с Россией. Просто активное бандерофашистское меньшинство завладело оружием и информацией и управляет нашими русскими украинцами под покровительством своих хозяев с Запада. Простые люди запуганы и разобщены — таким образом я протягиваю руку своим братьям, чтобы вытащить их из-под бандеровского ига.

— Вы сказали, что ваши военные песни блокируют в Сети. Какие конкретно — «На передовой», «Пожалуйста», «Моя Спарта», «Рвать»?

— Песня «Рвать» заблокирована на YouTube, многих моих друзей в Facebook блокируют только за то, что они делятся моими клипами.

Военные песни звучат на радио только в Донбассе, в России — нет. Здесь, видимо, боятся поднимать эту тему. У нас нужны песни о том, как слушать музыку и не думать ни о чём, — такие на радио принимают.

— Когда и как вы впервые попали в Донбасс и Луганск?

— В конце 2014-го под самый Новый год, в лютые морозы, вместо обычных «ёлок» я отправилась в блокадный Луганск — раздолбанный самолётами и артиллерией город русских людей, попавших в страшную беду. Это был самый счастливый Новый год в моей жизни. У нас была серия праздничных концертов, которые показали, насколько простая человеческая радость необходима людям в таких условиях — так же, как хлеб и тепло. После этого я регулярно езжу туда с творческими встречами и концертами по школам, боевым подразделениям, первым линиям обороны, домам культуры, госпиталям. В бою эта энергия сохраняет жизни бойцам.

— Есть ли у вас понимание, как этот конфликт на юго-востоке Украины можно разрешить?

— Я думаю, пока у власти Украины лукавая недоговороспособная банда, единственный вариант — силовой, такие люди сами от кормушки не отлезут, придётся сгонять. Либо сам украинский народ не выдержит и снесёт их, либо нужно молниеносное «принуждение к миру».

Певице Чичериной вручили паспорт ЛНР

«Выступаю бесплатно»

— Один из музыкантов, который «всем сердцем радеет за Украину», показал мне у себя в телефоне список наших артистов, которые ездят в ДНР и ЛНР. Напротив имён и названий групп стояли цифры гонораров за выступления в этих горячих точках. Он мне прокомментировал эти цифры так: «Обычно эти музыканты получают за свои концерты в полтора или два раза меньше». Больше или меньше платят вам за ваши выступления там? И платят ли вообще?

— В Донбассе я выступаю бесплатно. Наоборот, стараюсь помочь нуждающимся людям своими средствами, песнями и просто добрым словом. Привезти профессиональную рок-группу в Донбасс — это экономический проект. Раньше я платила музыкантам деньги из своего бюджета (бесплатно они не работают). Но всё равно условия суровые, и за время войны у меня поменялось уже три состава. Сейчас мне легче — я стала сама играть на гитаре в походных условиях. А для торжественных дней всегда есть симфонический оркестр Донецкой филармонии им. Прокофьева, который играет довольно большую концертную программу из моих песен.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: