Больная экономика. Почему россияне все чаще предпочитают платную медицину

Фото Михаила Терещенко / ТАСС

Несмотря на снижение реальных доходов населения, рынок платных медицинских услуг растет гигантскими темпами — от 8% до 25% в год. Это свидетельствует о катастрофической ситуации в государственной системе здравоохранения

Атмосфера, в которой в России начинается новый президентский цикл, совсем не идеальна, как бы ни пытался Минздрав придать ей соответствующий образ. На днях московский офис Boston Consulting Group опубликовал результаты масштабного исследования, которые приводят к неутешительному выводу — 20-30% государственных инвестиций в систему здравоохранения тратятся впустую.

При этом недавно министр здравоохранения уже объявила, что никаких серьезных перемен ждать не следует — «все будет, как при бабушке».

Кризис доверия

По данным ВЦИОМ, доверие к врачам с 2015 по 2017 год снизилось с 55% до 36%, притом что на уровне 35% оно держалось с 2010 года. Это почти катастрофа с точки зрения общественных настроений.

Неудивительно, что с 2012 года количество обращений в Следственный комитет РФ в связи с некачественным оказанием медпомощи выросло в три раза, с 2100 до 6050. И если пять лет назад было возбуждено 311 уголовных дел в отношении медиков, то в 2017 году — уже 1791 дело. В исках стали фигурировать суммы возмещения до 15 млн рублей (2014 год, Санкт-Петербург). За шесть лет на врачей было совершено 1226 нападений — и это только зафиксированные случаи.

Недоверие и агрессия в немалой степени являются следствием роста рыночных отношений в медицине. Минздрав рапортует о достижениях, постоянно умалчивая о том, что все это время гигантскими темпами, несмотря на кризис, растет рынок платных услуг и частный сектор — по разным оценкам, от 8 % до 25% в год.

Эта динамика является четким индикатором изъянов в государственной системе. Получается, что население не хочет пользоваться той системой здравоохранения, которую само же содержит на свои налоги. Кроме того, даже в государственных поликлиниках гражданам все равно приходится платить.

Недавно вице-премьер Татьяна Голикова сообщила, что в 2017 году россияне были вынуждены доплатить в здравоохранительных госучреждениях 591 млрд рублей. При этом за лекарства граждане дополнительно платят более триллиона рублей. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, финансовое участие населения достигает 50% суммы всех расходов на здравоохранение. Таким образом, если государство консолидировано тратит 3,3 трлн рублей в год, то и население — столько же, и это при бесплатной (по Конституции РФ) медицине.

Куда утекают средства

Структура госрасходов на здравоохранение выглядит примерно так: 500 млрд рублей — зарплата врачей, 700 млрд рублей — зарплата младшего и среднего персонала, 200 млрд рублей — лекарства. Суммарно — 1,4 трлн рублей. Но ведь, как уже было сказано, консолидированные расходы составляют 3,3 трлн рублей, не считая трат населения. Напрашивается закономерный вопрос: а где еще почти 2 трлн рублей? Ответ на этот вопрос весьма занимателен.

Численность врачей, по данным Росстат на 2016 год, составляет 680 000 человек, а среднего медицинского персонала — 1,54 млн. То есть всего медицинский персонал составляет 2,22 млн человек из 4 328 500 граждан, задействованных в медицинской сфере. Таким образом, половина людей — больше 2 млн человек, работающих в здравоохранении, — не медики!

В какой-нибудь областной больнице на 2400 сотрудников приходится только 1200 врачей. Такое соотношение совершенно немыслимо для частного, например, сектора, который считает, что пропорция должна составлять 9 к 1 в пользу медиков.

Невозможно представить себе, чтобы вспомогательный персонал составлял половину от числа тех, кто создает основную товарную ценность. Глядя на все эти цифры, поневоле задаешь себе вопрос: оптимизацией чего занимался все эти годы Минздрав?

К этой картине следует добавить тот факт, что наше население вынуждено покупать жизненно важные лекарства за свой счет, покупать жизнь, хотя такого цинизма нет ни в одной развитой стране мира. Может быть, поэтому там продолжительность жизни выше?

Ведь вовремя выданная таблетка не только исключает инсульт или инфаркт, которыми наша страна славится, но и снижает расходы на скорую, на стационар, на инвалидность, на больничные листы, и человек дольше остается работоспособным.

Что делать

Государство должно вернуться в медицину в полном объеме и взять на себя функцию охраны здоровья, как оно содержит армию, прокуратуры, суды и прочее. Правильное отношение к здоровью состоит в том, что оно включает в себя, помимо прочего, способность трудиться. Если труд — экономическая категория, то почему тогда способность к труду — нет?

Это недопонимание следует устранить, и тогда здравоохранение имеет шансы превратиться из «черной дыры», как назвала ее глава Совфеда Валентина Матвиенко, в центр мировой экономики и инвестиций. Действительно, а для чего еще нужна мировая экономика, как не для здоровья людей?

Нужно поставить перед собой задачу не только оказания помощи уже больным людям, не только задачу охраны здоровья прививками или пропагандой физкультуры, но и организовать масштабную работу по укреплению здоровья населения, то есть по переводу его на наивысший достижимый уровень.

Что интересно, согласно Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, у нас есть право требовать этого от государства.

Недавно Роспотребнадзор сообщил, что там собираются маркировать продукты по системе «светофор» (красный — вред, зеленый — польза, желтый — нейтральный). Но это лишь верхушка айсберга.

Необходимо выявить все факторы, влияющие на здоровье людей, составить их регистр, оценить их влияние и впоследствии подавлять вредные и стимулировать полезные. Например, кроме экологии, загрязнения воды и почего, сегодня никто не оценивает влияния школьной программы на здоровье детей. И это довольно позорно.

Научившись это делать, мы получим совершенно иной уровень политики в сфере здравоохранения, где уже не болезнь и больные люди станут интересом системы, а само здоровье граждан.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: